Шосткинський краєзнавчий музей


Головна Новини
Меню сайту

Пошук

Категорії розділу
Заходи музею [151]
Заходи, події, що відбуваються у нашому музеї протягом останніх років.
ІСТОРИЧНІ НАРИСИ [28]
Матеріали, зібрані науковими співробітниками музею, що стосуються здебільшого історії міста та нашого краю.
Наукові публікації [10]
Публікації наукових співробітників музею

Головна » Статті » Наукові публікації

ГОВОРЫ ВОСТОЧНОГО ПОЛЕСЬЯ

ГОВОРЫ ВОСТОЧНОГО ПОЛЕСЬЯ


На территории Полесья существуют десятки диалектных единиц, которые между собой не однородны, но многие особенности в различных регионах повторяются. Такое повторение и является основным признаком релевантности диалектных черт при выделении диалектных типов в Полесье в целом.


Наиболее релевантные признаки при выделении полесских диалектных типов являются, например, сохранение *д, *т или их переход в [дз’], [ц’]; различие или не различие *ы и *и; наличие или отсутствие икавизма (развитие звука і на месте давнего *ě (ѣ — ять) и этимологических *о, *е). На основании этих признаков в Полесье выделено 8 диалектных типов (рис. 1, 2).


                                                       рис.1                                                                                                     рис. 2


Рассмотрим те диалектные типы, которые распространены на восточном полесье.
Бережновский тип. Сформировался в результате реализации северной тенденции при разрушении праславянской системы: согласные /д/, /т/, /з/, /с/, /н/ перед *е, *и мягкие (д’ен, д’ерево, т’епло, з’емл’а, с’ело, н’ебо, ход’ит’и, з’има, с’ила, н’изко), гласные /ы/, /и/ различаются (дым, д’иво, сын, нос’ит’и). Мягкие *д, *т преимущественно сохранились. В части говоров они произносятся как /д’з’/, /т’ц’/, т. е. имеют призвуки /дз’/, /ц’/. Большинство бережновских говоров окающие.


К бережновским говорам относится ряд говоров, тянущихся от крайнего запада восточнославянского диалектного массива в Польше через некоторые районы Белорусии и Украины до Брянского и Жиздринского Полесья. В северных районах Черниговской и северо-западных Сумской обл. говоры этого типа называются надсновскими. Во многих надсновских говорах мягкие /д’/, /т’/ произносятся с оттенками /дз’/, /ц’/; для них характерно аканье, личные местоимения ён, яна, яно, яны (ена, ено, ены). К этому типу относятся верхнезнобские говоры восточной части Середино-Будского района Сумской обл.  


Малечский тип. Сформировался в результате реализации южной тенденции при разрушении праславянской системы: согласные /д/, /т/, /з/, /с/, /н/ перед *е, *и твердые, гласные *ы, *и слились в одном звуке, который по артикуляционным и акустическим признакам близок к /ы/ или /іы /. В говорах малечского типа, в отличие от более южных систем, отсутствует так называемый икавизм, т. е. переход *о > и, ы в новых закрытых слогах и переход «ять» /ѣ/ > и.


К говорам малечского типа относится основная часть правобережнополесских и левобережнополесских говоров Украины и часть в некоторых районах Польши и Белорусии.


Южнополесский тип. Согласные /д/, /т/, /з/, /с/, /н/ перед *е, *и произносятся твердо, гласные *е, *и слились в одном звуке, который по артикуляционным и акустическим признакам в большинстве говоров близок к /ы/. На месте «ять» (ѣ) в говорах южнополесского типа под ударением произносятся /и/ (белорусско-украинское /і/ (сн’иг, с’ино)), в некоторых говорах /ы/ (сныг, сыно). На месте *о в новых закрытых слогах под ударением в рассматриваемых говорах чаще всего выступают гласные /и/, /ы/, в некоторых говорах (преимущественно в Брестской области) - /у/ и ü (умлаут): в’ин, в’из, б’ил’ш, стыл, сыл’, в’üз, стüл, вуз, бул’ш, сул’. Если во многих говорах малечского типа согласные /д/, /т/, /з/, /с/, /н/ перед рефлексами *и слабо веляризованные (задненебные согласные) или невеляризованные, то в говорах южнополесского типа эти согласные в указанной позиции чаще всего веляризованные.


Таким образом, основные различия говоров малечского и южнополесского типов заключается в наличии икавизма (говоры южнополесского типа) или в его отсутствии (говоры малечского типа). В южнополесских говорах переход *о > /и/, /ы/ в новых закрытых слогах ограничивается ударной позицией. В говорах южнее, т. е. южноукраинских, такой переход распространяется и на безударные позиции.


Ареал говоров южнополесского типа начинается с юго-восточных окраин Польши и тянется через некоторые районы полесской зоны Белорусии и Украины, в восточном Полесье он занимает часть Киевской, Черниговской и Сумской областей.


Южнополесские говоры делятся на шесть подтипов, два из них относятся к восточному Полесью: левобережноднепровский, глуховский. Особенности говоров глуховского подтипа: аканье, переход *о > /у/ в новых закрытых слогах под ударением. Говоры глуховского подтипа распространены в центральной и южной частях Глуховского и ряде соседних сел Путивльского районов Сумской области.


Соболевский А. И. в этнографическом журнале за 1892 год «Живая старина» описывает малорусские наречия, выделяя северное и южное, северное вполне соответствует трем выше описанным типам по Климчуку Ф. Д. (рис. 1, 2).


Северно-малорусское поднаречие занимало северную и северо-западную часть малорусской территории и слышалось в значительной части малорусских уездов Черниговской губернии. Северно-малорусскими говорами Соболевский А. И. называл переходные наречия средней части губернии, это: Новгород-Северский, Сосницкий, Городнянский, Черниговский и Остерский уезды. Во всех уездах, лежащих за Десной, можно было сразу заметить большое склонение говора на сторону чисто малороссийского, хотя еще в северных частях были слышны колебания говора, в южных частях этих уездов говор чисто малороссийский. Северные уезды Черниговской губернии Соболевский А. И. относил к белорусским говорам, а именно: Суражский, Мглинский, Стародубский, Новозыбковский и часть Городнянского (сейчас это юго-запад Брянской области и северо-запад Черниговской).


Косич М. Н. в начале ХХ века писала в своих работах, что во всех северных уездах Черниговской губернии живут так называемые Литвины и говорят по-белорусски с некоторыми изменениями; по характеру, по наружному виду и одежде отличаются как от Малоросса, так и от Великоросса.


В северных уездах Черниговской губернии слышалось в разговорной речи двоякое произношение:
1. На границах Стародубского и Мглинского уездов и во всем полесье, тянущемся к Суражу, говорили на белорусском наречии, с его выдающимися чертами – с смягчением д в дзь и т в ць. Например, «хазяин кладзье пичаць, а злодзій глядзиць, аткуль пачаць».
2. Чем ближе к городам и в самих городах: Стародуб, Погар, Мглин, Почеп и Новозыбков, наречие оставалось то же самое, разница только в том, что д и т не смягчаются. Например, «хазяин кладе пичать, а злодій глядить, аткуль пачать».


Одна из песен литвинов на масленицу, связанная с обычаем ходить в гости к своим родителям, от которых живут отдельно:
Дауно я, дауно у татухны была    
И сцьежачки и дарожачки
Мурам зарасли
Калиною чырвоною,
А я-ж тыя дарожачки пратапчу,
Чырвону калину паламаю,
Я й у сваго татусячки пабываю. (д. Жигалки, Стародубский уезд, от 17-летней девушки в 1898 г.)


Северно-малорусское же поднаречие составляет переходную ступень от малорусского наречия к белорусскому и от северно-малорусского поднаречия к южно-малорусскому, или заключают в себе, рядом с белорусскими чертами, примеси черт южно-малорусских.
Главная особенность диалектов Полесья – дифтонги. Это сложные гласные звуки (двузвуки), что представляют собой слияние двух акустически разных компонентов. Так, этимологические /е/, /ě/ сменились дифтонгами переднего ряда [ие] (пиеч, диед, лиес, сиено, и пр.), прафонема /о/ - дифтонгом заднего ряда [уо] (куонь, вуол, куот, пуозно и пр.).


Перечень некоторых слов характерных для уездов Черниговской губернии из статьи Соболевского А. И. (угонь – вогонь, первое слово – диалектное, второе – украинское современное):
Городненский уезд.
Мая – моя; дарога – дорога; свіння – свиння; вєзалі – в’язали; єки – який; долє – доля; добри – добрий; вун – він; кунь – кінь; тютка – тітка (вероятно, через у, ю передан дифтонг); жабаў – жаб; птицаў – птахів.
    Сосницкий уезд.
Бієс – біс; дієд – дід; дієўчата – дівчата; лієсок – лісок; беда – біда; вун – він; жунка – жінка (вероятно, через у передан дифтонг); вьітер – вітер; вьіє – віє (ьі – дифтонг); добри, дуэбри – добрий.
    Остерский уезд.
Старуiнка – сторінка; жуiнка – жінка; мієша – мешает, заважає; озватьсє – озватися; наючу – навчу.  
    Глуховский и Кролевецкий уезды.
Говор с. Локотки, Глуховского уезда, имеет черты белорусского и русского языков: вада – вода; чаловєк – чоловік; послухайтє – послухайте; зємля – земля; трубиті – трубити; недєля – неділя; грию – грію; мий – мій; жинка – жінка; пуд – під; покойни – покійний; ходе – ходить.
    Говор местечка Понорница, Кролевецкого уезда: вано – оно; данесу – донесу; пастой – постій; аттуля – звідтіля; чалавєк – чоловік; на двуре  - на дворі; выун – він; рыувня – рівня; выуз – віз; пыуўнач – північ; у пустыуй хаті – у пустій хаті; пуднели – підняли; єкыуй – якій; волно – вільно; добри – добрий; тей – той; адвіча – відповідає.
    Неженский уезд.
    Говор местечка Мрина: гарілка – горілка; благадарить – дякувати; куынь – кінь; муый – мій; воўкуыў – вовків; жуынка – жінка; нюис – ніс; тюитка – тітка; юий – їй; беда – біда; стречає – зустрічає; єйце – яйце; вечерати – вечеряти; мнясо – м’ясо; насіннє – насіння; моляця – моляться; на юлиці – на вулиці; ю лесі – у лісі; ен – він; віконце – віконце.
    Козелецкий уезд.
    Говор отличается от чисто малороссийского, но и не похож на белорусский: мыуй – мій; выульни – вільний; єки – який; пудкуплю – підкуплю; іллю – ллю; вун – він; жунка – жінка; мух – мох; мешок – мішок.
    Борзенский уезд.
    Бильша – більша; зибраў – зібрав; рит – рот; на голлі – на гіллі; ўтік – втік; жінка – жінка; просе – просить.
    Конотопский уезд.
    Говори з местечка Батурина: ничь – ніч; тилько – тільки; пуд вечор – під вечір; ніс – ніс; єйце – яйце; вечераю – вечеряю; тий царіўні – тій царівні.
Говор другой части того же уезда ближе к южно-малорусскому, так в с. Голенки можно услышать: він, скільки, стільки, тогда как ближе к Борзенскому и Сосницкому уездам: вин, скилько, стилько. Но отмечено: гарілка, єйце и др.


Толстой Н. И. относил Полесье к одной из частей архаического славянского пояса, который тянулся с Балкан через Карпаты к Полесью и дальше на Русский Север. Более архаической зоной в Полесье он выделял его часть к западу от Днепра. Свои выводы Никита Ильич основывал не только на основе лексического материала, но и на семантике и духовной культуре.


Ганцов В. Отделял эту древнюю территорию Украины от проколонизированной по линии Балта – Киев – Сумы. На северо-запад от этой линии будут древние диалекты, а на юго-восток – новые.


Диалектный материал свидетельствует о наличии в украинском Полесье – зоны архаичных восточнославянских диалектов – трёх основных диалектных единиц: западно-, средне- и восточнополесского диалектов с диалектными границами (полосами изоглосс) по Горыни и Днепру.


Граница западно- и среднеполесского диалектов, образованная вертикальными изоглоссами дубровицко – ровненской полосы, проходит по Горыни. Известно, что Горынь разделяла племена дулебов (волынян) и древлян.


Средне- восточнополесская языковая граница проходит по Днепру. Здесь с древних времен проходили границы между северянами и древлянами.


Сложным для сопоставления древнего племенного (и позднего) разделения и современного диалектного ландшафта является восточное Полесье. За свидетельством «Повести временных лет», северяне, что заселяли его, жили в бассейне Десны, Сейма и Сулы. Восточная и южная часть земель позднее были сильно опустошены кочевниками.  


Поэтому не случайно изоглоссы, что выделяют восточнополесский диалект, очерчивают границы поздних этноязыковых процессов, связанных с набегами кочевников и дозаселением опустошенных земель выходцами с других территорий. В целом эти границы проходят по линии Глухов – Короп – Борзна – Остер (рис. 3). Дозаселение Посемья и Подесенья иллюстрируют изоглоссы ямпольско-менско-носовско-ичнянско-роменской полосы, которые перекрывают, хоть и незначительно, очерченную выше южную и южно-восточную границы диалекта. Лексико-семантичный материал на юг и юго-восток от полосы настолько оригинальный и выразительный, что появление его тут в более позднее время остается без каких-либо сомнений.


рис. 3

 

Підготувала:
молодший науковий співробітник музею
Ганна Сергійовна Федосова

 

Список литературы:
Іщенко О. С. Погляди В. М. Брахнова на східнополіські дифтонги (у контексті сучасних фонетичних досліджень) // Лінгвістика. – № 3 (24). – Частина І. – Луганськ, 2011. – С. 13 – 17.
Климчук Ф. Д. Диалектные типы Полесья. // Слова и культура. Т. I. – М.: «Индрик», 1998. – С. 118 – 135.
Косич М. Н. Литвины-Белорусы Черниговской губерніи, ихъ бытъ и песни. //Живая старина. – СПб., 1901. – Вып. 1. – С. 221 – 261.
Куриленко В. М. До проблеми регіонального поділу поліського діалектного ландшафту. //Археологія та історія Північно-Східного Лівобережжя. (I – початку II тисячоліття). – Глухів, 2003. – С. 140 – 145.  
Соболевскаго А. И. Очеркъ русской діалектологіи. III. Малорусское нарѣчіе. // Живая старина. – СПб., 1892. – Вып. IV. – С. 3 – 61.

 

Категорія: Наукові публікації | Додав: shostmus (03.10.2014)
Шосткинський краєзнавчий музей. Усі права захищено. © 2017